Legend of the seeker

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Legend of the seeker » `past » — То, что вчера произошло — это был сон?


— То, что вчера произошло — это был сон?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники:
Marlene Arancy, Estel Morlot
Место действия:
Небольшое помещение близ арены.
Время:
14-17
Погода:
Ясно, солнечно. Тепло, небольшой прохладные ветерок.
Краткое описание:
Гостья в чужом королевстве, она так и не смогла удержаться от своих старых привычек, так что как только открыли сезон рыцарских дуэлей Марлен взялась вновь за свое, переодеваясь в одного из рыцарей и выступая как участник, кто знал, что в первый же раз она не будет достаточно аккуратна и раскроет свою тайну перед принцессой Эстель.

0

2

Эстель решительно шагала в шатер неизвестного рыцаря, который так блестяще победил одного из лучших бойцов Запада. Одна лишь ошибка в этой фразе - это был не рыцарь вовсе.
Черная как смоль прядь, выбившаяся из-под шлема, ясные глаза... Все было настолько знакомо принцессе. Да и дар Исповедницы не давал ошибиться. Но ей нужно было точно знать, правда это или нет. Во-первых, это было испытание для ее шестого чувства, во- вторых, для той, которую она подозревала.
"Так обмануть моего отца и всех придворных... Ради какого-то турнира. Да я ей такой турнир устрою!"
Девушка почти пылала от ярости и азарта. Да-да, именно азарта, ее характер не позволял ей оставить все как есть, а только подталкивал вперед к необдуманным поступкам и всяческим глупостям.
Длинные полы платья ужасно мешали ходить по земле. В таких нарядах она чувствовала себя абсолютно нелепо и неуклюже передвигалась, даже не задумываясь над тем, что подумают люди. Их мнение ее не волнует.
Наконец, добравшись до шатра, она прислушалась. Слышен был только скрежет доспехов.
"Отлично, значит она там одна..."
Распахнув завеску и тут же ее закрыв резким движением рук, Эстель увидела Марлен. Застыла она в несколько удивленной позе.
Принцесса хитро ухмыльнулась и слащаво промолвила, щурясь как кошка:
- Браво, Марлен... Ты провела их. Доказала себе, что способна сражаться с рыцарями. - Морлот с притворной восторженностью похлопала в ладоши, - а мой отец весь турнир переживал насчет твоих "мучительных головных болей"!
Она слегка склонила голову набок. словно требуя объяснений.
Девушке крайне не нравились такого рода выходки кого-либо. Заставлять кого-то беспокоиться, переживать, а самой в это время развлекаться... Эгоистично... Хотя, Тель и сама недалеко ушла.

0

3

Девушка вышагивала вперед – назад, при этом нервно выстукивая металлическими перчатками друг об друга. Сейчас её обуревали множество эмоций от страха до дикой радости, все это вкупе рождало некое чувство эйфории, которое появлялось у нее каждый раз, когда у нее получалось. Получалось незамечено занять место какого-то рыцаря, получалось победить мужчину, получалось ускользнуть от глаз других и скрыться, вновь превращаясь из рыцаря в девушку. Эти моменты были самыми дорогими в её жизни, словно птица запертая в клетке, только в эти моменты Марлен действительно находила себя, только тогда, когда ей приходилось притворяться другим человеком перед другими, ей не приходилось притворяться перед собой. Она была такой на самом деле, бунтаркой, она была воином, а не леди, и как бы её родители и все окружающие не хотели сделать из нее лишь будущую выгодную партию для какого-нибудь юнца, она никогда не будет ей являться.
Тяжелые доспехи отдавали неприятных звуком по всему шатру, в котором она сейчас находилось, что заставляло её нервничать ещё больше. Йорка все никак не появлялась, а ведь Марлен сейчас так требовалась её поддержка, уже в стенах своего замка она встретила волну непонимания со стороны окружающих, были единицы, которые считали, что она имеет право жить, так как хочет она, а не так как хотели от нее  другие. Когда же она попала в этот замок, в место, где не было никого знакомого, кроме Йорки, она почувствовала ту нехватку поддержки, которая ей так требовалась.
Внезапно в шатер ворвалась Эстель, принцесса Карлеона, с которой Марлен так и не удалось пока, что установить общение. Внутри что-то болезненно сжалось. Девушка сделала шаг назад, будто бы пытаясь сбежать от той ситуации, которая сейчас произошла, но бежать было некуда. Вот и все, все уловки, хитрости, все это теперь было не важно, все это было раскрыто, радость, надежда все это камнем рухнуло на землю.
Самым большим страхом в жизни Марлен было даже не то, что её раскроят, а то, что испытают её родители, когда узнают о том, как она на самом деле распоряжается своей жизнью. Они с детства ей запрещали всем этим заниматься и лишь старший брат в тайне от них обучал её тому, чему обучали его. Что же ей оставалось сейчас?
-Я…
Она пыталась подобрать слова, но застывший в горле комок не давал произнести ни слова, в голове крутились мысли, пытаясь найти хоть какой-то правильный выход в этой ситуации, но увы, не было никакого выхода. Как она могла даже надеется, что Эстель та, кому разрешали жить своей жизнью, самостоятельно выбирать свою судьбу поймет это её рвение к свободе, пусть даже на краткий момент и пусть даже с использованием такой глупой лжи.
-Эстель. Я не хотела обманывать никого.
Начала, наконец Марлен, но слова звучали как-то не убедительно, голос дрожал, как впрочем и все тело.
-Я понимаю, что это должно выглядеть не слишком красиво, но у меня не было другого шанса. Это тебе позволили бы, а мне с рождения запрещали заниматься тем, к чему меня тянуло.
Марлен потупила глаза, она даже не знала какой реакции ожидать на её слова от Эстель, они практически не успели пообщаться, да и то, что она уже узнала про характер стоящей напротив девушки, не было ей на пользу.

+2

4

Эстель стояла, сурово хмурясь и глядя Марлен прямо в глаза, пока она оправдывалась, все время сбиваясь и явно нервничая. Она отлично ее понимала, сама такой же была. Ни дня не могла прожить без приключений, битв с варварами, д`хорианцами и прочей нечистью. Это можно было сравнить с наркотиком, который может сделать больно, но при этом ты испытываешь необъяснимое счастье. Счастье, которого никому не понять. Постепенно ее выражение лица менялось с раздражительного, на сочувственное, и какое-то изнуренное.
- Марлен... - мягко произнесла она, - в Карлеоне девушкам драться не запрещается, даже принимать участие в турнирах! Но... - она помедлила, подбирая правильные слова, - когда человек принимает участие в рыцарском турнире, не имея звания рыцаря, то его изгоняют из города пожизненно. Ты понимаешь зачем я пришла? Ты делаешь ужасную глупость, скрываясь. Исключений не бывает, и не будет, тем более, пока правит мой отец, - Эстель слегка волновалась, для нее было очень важно что бы Марлен правильно ее поняла. - Я не буду тебя выдавать, просто хочу что бы ты знала это... И сделала правильный выбор. Если хочешь, я поговорю с отцом и он разрешит тебе участвовать в турнирах без ведома твоего отца. Но не нужно делать этой тайной. Сегодня заметила я, завтра заметит кто-то другой. При дворе куча продажных крыс, которым доверяет мой отец.
Принцесса опустила глаза, не зная что сказать еще. ее обуревали эмоции. Она знала, да-да, именно знала что девушка, стоящая напротив нее сейчас готова служить добру, и Эстель хотела помогать ей. Она хотела подружиться с ней, поддерживать ее.
Так же она заметила что Марлен все время ходит будто ночью сражается с полчищами чудовищ. Однажды, поздно ночью, она слышала как ее успокаивала Йорка, после ночного кошмара. Она понимала, что Марлен - тот человек, который заслуживает добра и счастья, но, не имеет его. Ее что-то мучает и терзает, а она скорее всего не понимает что именно. Ей тяжело, и это было видно без всякого дара Исповедницы. Но почему-то все отказывались это видеть и это тоже мучило девушку.
- Марлен, - снова начала девушка, - ты можешь рассчитывать на мою помощь в любом виде. Я всегда буду на твоей стороне. - Заверила она ее.
Она больше не знала что сказать, хотя на языке у нее вертелось много слов, она чувствовала что ей можно доверять, что даже если ей открыть все секреты Срединных земель, она все до одного унесет с собой в могилу.
В воздухе будто парили кусочки напряжения. Нужно было срочно разрядить обстановку.
- А тебе идут доспехи, - улыбнулась она, - и бьешься ты очень даже неплохо, - Эстель подмигнула ей.
Ей стало неловко от собственной перемены настроения. То она ворвалась разъяренная, как стадо быков, нет, даже как три стада. То она расфилософствовалась вдруг, теперь шутит! Возмутительное поведение, наверное, со стороны. Но, вообще, в Карлеоне уже все привыкли. Однажды, когда в королевство приехал заморский посол и обсуждал с королев крайне важные дела, то внимание Эстель привлекла одна мелочь. Это были очень смешные туфли с завернутыми несколько раз в трубочку носками. Девушка ляпнула что-то про них и расхохоталась, а вместе с ней и пол зала. Тогда ей две недели не разрешали посещать тренировки. Но, ночь-то придумали не для того чтоб спать, а для того чтоб делать то, что запрещают днем. В данном случает, девушка будила брата в час ночи и заставляла тренироваться с ней, что у нее вполне неплохо получалось.
Вот так и сейчас, изменение настроения и чутки, при чем иногда довольно дурацкие в абсолютно не полагающееся для этого время делала Эстель особенной для того времени и она даже несколько гордилась этим, считая что остальные принцессы других стран - жуткие зануды.
А сейчас она поняла что не одна она интересуется оружием, а не шелковыми платьями. Она словно нашла родственную душу и ее тянуло к ней, но пока она не готова была себе в этом признаться. Ей требовалось время что бы осмыслить то, что ей выпал шанс приобрести еще одного, настоящего друга. И шансом этим пренебрегать нельзя ни в коем случае.

+2

5

-Ты не понимаешь…
Несколько испуганно произнесла девушка. Сейчас она переживала внутри себя те чувства, которые должны были бы её преследовать, если бы её родители узнали бы о том, чем она занимается, в то время как они отправили её подальше для безопасности. Она подвергает свою жизнь риску, она противоречит всем правилам и рамкам, которым её учили, она испытывает свою судьбу. Руки, облаченные в железные перчатки инстинктивно сжались в кулаки, при этом издав неприятный скрежет метала по металлу, стараясь сдерживать те эмоции, что рвались наружу. Марлен всегда была достаточно эмоциональной девушкой, что только утяжеляло её участь, держаться холодной и отчужденной, когда тебя действительно касается, когда ты хочешь высказаться, было во много раз тяжелее, нежели быть безразличным.
-Я скрываюсь не потому, что боюсь не получить звания рыцаря или потому, что не хочу его получать. Я бы с удовольствием прошла бы все испытания, что бы носить это имя. Дело совсем в другом.
Марлен опять потупила глаза, она не знала как это объяснить, слова и темы, что трогают тебя и могут принести боль, всегда даются сложно, больше не потому, что ты не можешь подобрать нужным слов, а потому, что тяжело признаваться в том, что тебя пугает, тяжело осознавать, что единсвтенный страх в твоей жизни не страх потерять близких тебе людей, а страх перед ними, перед теми, кто тебя воспитывал и растил, и страх настолько сильный, что стоило тебе лишь задуматься о том, что произойдет, узнай они правду, как он пронизывает тебя всю, перекрывая тебе путь даже к воздуху, как железная цепь вокруг груди.
-Мои родители. Они запрещали мне даже думать  о таких вещах, не то, что уж заниматься этим. Я и представить не могу, что они со мной сделают, узнай, что я пошла на перекор всех их запретам.
Голос её стал тихим, после каждого предложения она делала паузу, видно было, что эти слова давались ей наиболее тяжело. Признавать свои слабости, признавать то, что все это время, с рождения словно яблоко с червоточиной сидело в тебе, подавляя все душевные порывы.
Марлен хотела глубоко вздохнуть, но оковы рыцарского одеяния не позволили, обычно это вызывало лишь раздражение, сейчас, девушка почему-то почувствовала уверенность, словно они и правда могли бы защитить её от всех напастей.
Неподалеку послышались шаги, девушка замерла, ожидая пока они, вместе с голосами проходящих мимо затихнут. После чего опять обратила взор на Эстель. 
-Я была бы рада участвовать во всем этом без обмана, я была бы рада, если бы ты смогла помочь мне в этом, но боюсь ситуация не слишком предполагает какой-либо выход.
И все же нельзя не сказать о том, какое облегчение испытала девушка, когда Эстель сказала, что не будет ей выдавать, это как минимум означало то, что у нее будет ещё некоторое время обдумать эти ситуацию, возможно, придумать какие-то ещё уловки или же, наконец, понять, что все это было ошибкой, главное, что это будет не последний день ощущения свободы, что у нее все ещё оставался выбор, свой собственный, а не тот, который ей старались навязать.
-Спасибо.
Негромко произнесла она, вряд ли эти слова могли означать всю ту благодарность, которую она испытывала на самом деле, но Марлен постаралась привнести своим словам как можно больше чувств. Возможно, жизнь вдали от родительского дома и от вечных запретов, будет действительно не так плоха, как казалось с первого взгляда, и быть может событие, произошедшее сейчас будет началом дружбы.
В ответ на слова Эстель про её рыцарский наряд, девушка широко улыбнулась, на самом деле ей казалось, что выглядит она в нем достаточно глупо, мужской костюм был не подстроен под женское тело, что изменяло не только осанку и походку, но и даже самоощущение. Марлен чувствовала себя в нем словно медведь – шумной и неуклюжей, будь возможность она бы скинула это все, натянула бы на себя кожаные штаны и рубаху  и вышла бы так, но увы и ах, о такой роскоши оставалось только мечтать.
-Если не секрет, как ты узнала, что это я? В чем я прокололась?
Почувствовав разрядку обстановки, все также улыбаясь, спросила она. Марлен думала, что предусмотрела все нюансы, скорее всего это какая-то мелочь, мелочь, которая чуть не раскрыла её,  не окажись Эстель положительно настроена.
-Присядем?
Несколько кряхтя пробормотала она и, не дожидаясь ответа, буквально рухнула она на ближайший табурет. Нет, эти железяки на хрупкой, женственном тельце, точно, когда-нибудь подведут её.

0

6

Эстель видела, что каждое слово давалось Марлен с некой тяжестью, словно на душе у нее лежал огромный валун и, говоря, она пыталась сбросить его. С каждым ее словом принцесса все больше жалела и сочувствовала ей.
Марлен приходилось пол жизни скрывать свои делания и страхи... Как девушка ее понимала! Ведь она и сама всю свою жизнь никому не говорила о своих способностях, но, в целях собственной защиты, как она была убеждена. За исповедницей-магом сразу началась бы охота. Оправдать поступки отца Марлен можно было лишь тем, что он чересчур заботился о своей дочери, что в общем-то не является преступлением, но ведь дочь уже давно выросла и вправе сама решать свою судьбу! Эстель даже поморщилась от раздумий.
-Спасибо, - прозвучало от Марлен. Но ей незачем было благодарить девушку, ведь она просто делала то, что чувствует, то что должна... Она снова слабо улыбнулась, словно поддерживая нового друга. Да-да, после этого разговора она чувствовала себя именно другом Марлен.
-Если не секрет, как ты узнала, что это я? В чем я прокололась?
Девушка замялась, подбирая слова так, что бы не выдать то, что она почувствовала это. Почувствовала, используя дар Исповедницы. Без него вычислить Марлен было бы трудно, ведь она довольно умело маскировалась.
- Тебя выдали... волосы. Да, прядь волос, выбившаяся из-под шлема. И... глаза. Да, наверное, я сначала обратила внимание на них. - Она старалась говорить как можно убедительнее, но в ее голосе все же пробивались нотки неуверенности, будто она сама не верит в свои слова.
"Надеюсь, она не заметит что я вру... Хотя, нет, я просто недоговариваю, а это разные вещи"
Она снова нервно улыбнулась и присела по приглашению Марлен. Она выглядела довольно смешно и неловко в доспехах, особенно сейчас, когда явно расслабилась.  Эстель знала насколько это ужасно неудобно, ведь сама однажды одевала рыцарские доспехи. Скрежет метала ужасно раздражает, метал будто душит, не давая свободно двигаться. С тех пор она поклялась больше никогда не одевать эту гадость. И правильно сделала, собственно.
- Давай я помогу тебе все это снять, а то мне жалко на тебя смотреть, - Эстель рассмеялась и встала, помогая встать с табуретки и Марлен. Развязывая шнурочки и расстегивая застежки на доспехах, она немного разнервничалась, это было равносильно вышиванию крестиком для нее.  Кропотливая работа, требующая внимательности - точно не для такой как она. Но, сдаваться перед любыми трудновыполнимыми задачками - не ее кредо. И вот она снова не похожа на других принцесс.
Когда все части доспехов были сняты, девушка опустилась на табуретку, на которой только что сидела сама Марлен. Впервые за весь их разговор она осмотрела шатер. Он не был похож на шатры других рыцарей. Вещи здесь были аккуратно сложены, оружие не разбросано. Девушка не поверила что Марлен смогла бы в одиночку навести такой порядок. Кто-то должен ей помогать, а значит, кто-то еще знает ее тайну.
"Конечно же, Йорка. Все всегда с ней ходит, и мне стоило догадаться что именно она помогает Эрэнси. В одиночку это было бы тяжело, понимаю..."
Тель вздохнула и потерла глаза, она ужасно устала за этот насыщенный день...

0

7

Волосы.  Марлен задумалась об этом, ей казалось, что она хорошо укрепила их все на макушке, да и Йорка не заметила ничего, она бы обязательно сказала, хотя может локон выпал уже во время боя, вероятность была, но маленькая, значит, в следующий раз следует чем-нибудь их закрутить. А глаза, глаза не скроешь никак, хотя и в этом ей казалось, что шлем должен был защищать, впрочем, приобрести новый шлем будет меньшей из проблем, хотя это и означало, что и сама Марли будет терять определенный обзор. ОО… Как бы она хотела выходить на арену без всего этого железа, тяжестей, скрежеча и тяжело передвигаясь, просто сделать тугую косу, одеть удобную одежду и беспокоиться не о том, как ты в это время выглядишь, а о том, как и что следует делать. Чувствовать свои движения и следить лишь за соперником, не отвлекаться на мелочи. Девушка глубоко вздохнула, отгоняя от себя эти мысли, которые вызывали тоску.
Марлен не сразу отозвалась на предложение Эстель по снятию доспехов, вскоре должен был быть ещё один поединок, но с одной стороны время ещё впереди было достаточно, что бы потом завязать все заново, да и желание снять их было больше, чем её терпение. Возможно, что она даже не пойдет на следующий поединок, она никогда не доходила до конца, пытаясь не привлекать к себе лишнего внимания, ведь, если ты победитель, тебе все равно придется показать лицо, как не крути, а пока ты сидишь в серединке, никто от тебя ничего ожидать и требовать не будет. Она побеждала для себя, ради этого ощущения победы, того, что она способна могла, ради той свободы, которая в это время ощущалась где-то внутри. Потрясающее чувство, которое опьяняет похлеще самого лучшего и потом действует как наркотик, которого не хватает, и раз за разом хочется все больше и больше и лишь толика разума, что остается держит и заставляет остановится. Сколько раз Марлен хотелось довести все до конца, получить ту награду, которую она заслуживает, но кроме того, что в конце необходимо было бы показаться, чего ещё можно было бы избежать – просто сбежав, но впереди ей, с вероятностью в сто процентов, пришлось бы встретится с Артуром, страх перед тем, что он мог бы узнать ей был сильнее всякого желания победить. Она просто не могла перебороть те чувства, которые возникали лишь при одной мысли об этом, что было даже лучше, что-то, что останавливало бы её порывы было необходимость.
Почувствовав свободу от той тяжести, что все это время была надета на нее, девушка пробормотала слова благодарности и начала потягиваться, разминая ноющие мышцы, пару костей даже неприятно захрустели при её наклонах, Марлен застонала толи от удовольствии, то ли от боли отдавшейся в это время в теле.  От той легкости, что она сейчас чувствовало хотелось прыгать и скакать, ощущая себя легкой как пушинка, при этом мысли на лице растянулась улыбка, но делать это девушка все же не стала, хотя на стул и не опустились.
-Вот только после доспехов начинаешь понимать, как хороши наши платья.
Хохотнула девушка, заправляя выпавшие локоны обратно. Сейчас, когда она была вне всего этого обмундирования, лишь один взгляд кого-то со стороны и считай, пиши, пропал, она редко раздевалась в шатре, предпочитая терпеть лишь бы не навлечь на себя неприятности, сейчас же была та ситуация, когда неприятность пришла сама, хотя и развеялась, она предпочитала думать, что дважды молния не бьет в одно и тоже место, по крайней мере сразу.
-Тебя никто не схватится?
Вдруг спросила Марли, оглядывая помещение и прислушиваясь к звукам за ним, все вроде было тихо, сейчас все, скорее всего, пошли к накрытому столу, дабы перекусить и набраться сил.
В голове опять появились слова Эстель по поводу того, что её выдали волосы и глаза, девушка опять пыталась прокрутить её действия и события, она постоянно следила за своим видом и удивительно, что не заметила, впрочем, только сейчас до нее дошел тот факт, что Эстель голова с толикой неуверенности, быть может все было не так просто, как она пыталась выдать. На миг она с интересом поглядела на принцессу, но спрашивать не стала.
И где все это время пропадает Йорка, скорее всего тоже пошла набрать еды и воды, ох уж её эта вечная запасливость, она старается всегда продумывать все, они с Марлен были полными противоположностями, если первая сначала думала, а потом делала, то вторая наоборот. Впрочем положительный результат у них получался лишь вместе и спонтанно.

0


Вы здесь » Legend of the seeker » `past » — То, что вчера произошло — это был сон?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC